Будет ли в 2017 году, как пророчили, очередная революция?

0
581

Будет ли в 2017 году, как пророчили, очередная революция? На этот вопрос ответил «МК» Лев Гудков, доктор философских наук, социолог, директор Аналитического центра Юрия Левады («Левада-центр»).

8778

По словам главы «Левада-центра», политика сейчас вызывает у граждан сильнейшее отвращение. Поэтому, что бы не предполагали аналитики, а революции не будет. Несмотря на то что второй год население России, по мнению Гудкова, проживает в условиях углубляющегося экономического кризиса и международной изоляции, люди не будут «идти на баррикады».

Санкции и контрсанкции, а также снижение цен на нефть и связанный с этим рост курса иностранной валюты, и как следствие — возросшие цены в магазинах, падение доходов федерального бюджета и доходов семей… Все это, считает Гудков, не заставит население пойти на конфронтацию с властью.

По словам Льва Гудкова, люди меняются медленно, поэтому установился базовый тип человека, который научился уживаться в ситуации и руководствоваться принципами «я такой же, как все, зачем выпендриваться». Жизненная стратегия россиян, по мнению Льва Гудкова, заключается «не в стремлении добиться улучшения условий своего существования, а в том, чтобы не потерять то, что уже есть».

С точки зрения социологии, говорит Гудков, чрезвычайно важно, что структура институтов мало изменилась. В свое время Юрий Александрович Левада говорил, что дело не в том, какие установки у молодого поколения, а в том, что делают институты с этим молодым поколением, как они его перетирают. Гудков уточняет, что под институтами в данном случае понимается система устойчивых правил, воспроизводящихся независимо от состава людей, соблюдающих их. Эти правила формально или неформально закреплены, отметил социолог, констатируя, что с возрастом уровень агрессии снижается, люди начинают ориентироваться в изменившейся обстановке, и, в конце концов, протестные настроения стихают.

С одной стороны, говорит Гудков, появляется тип человека зависимого, вечно недовольного, считающего, что ему недодали, что обеспечить ему хорошую жизнь обязано государство, а оно пренебрегает этим и сбрасывает с себя социальные обязательства… С другой стороны, в крупных городах за последние полтора десятилетия появился совершенно новый тип человека — вполне уверенного в себе, меньше зависящего от государства, потому что он работает в рыночном секторе. Этот молодой, как правило, образованный и хорошо зарабатывающий россиянин не думает, какая у него пенсия будет в конце жизни, он, конечно, спохватится, но потом. Однако, отмечает Лев Гудков, важно то, что горизонт планирования, как показывают опросы «Левада-центра», у россиян чрезвычайно узкий — две трети могут рассчитывать свою жизнь не более чем на 3-4 месяца. При этом большинство молодых людей — максимум на два-три года.